Skip to Content

«Антихрист» Ларса фон Триера: адские кущи американского Эдема

«Антихрист» Ларса фон Триера: адские кущи американского Эдема.

    Кем вы считаете своего домашнего кота - милым другом или эгоистичной бестией, которая сожрала бы вас как мышку при первой же возможности?
    А боитесь ли вы леса?
    Вы чувствуете себя в воде привольно и уверенно, или же морские пучины пугают вас?
    Смотрит ли на вас бездна, когда вы смотрите в неё?
    Какова природа – добра, зла или равнодушна?
    Ответив на эти вопросы, вы сможете определиться, где ваше место по Ларсу фон Триеру – в природном храме сатаны или в человеческом храме разума и морали, какова вероятность того, что бесы инстинктов овладеют вами и собьют с пути прогресса.
    Вот уже 300 лет после эпохи Просвещения человечество стремится назад, к природе. И романтики, и модернисты старались сбросить с человека оковы культуры и сдуть с него пыль цивилизации. Люди всё больше разочаровывались в прогрессе и тосковали по силе и красоте природы и «природных» людей. "Антихрист" фон Триера – яркое, талантливое и увлекательное утверждение того, что природа зла. Природа - церковь сатаны, а женщины суть коллективный антихрист. В своём новом фильме фон Триер, казалось бы, отказывается от всех своих прежних догм: никакой плавающей камеры, никакой документалистской эстетики – фильм скроен вполне по-голливудски, место же женщин-жертв прежних его картин заняла свирепая Шарлотта Генсбур - исчадие ада, терзающее всё человеческое, разумное и доброе.
    Случайная смерть ребёнка вызывает у матери (Шарлотта Генсбур) проблемы с психикой. Муж-психотерапевт выбирает самый, на его взгляд, действенный метод лечения - он старается выудить из подсознания жены все её страхи и тем самым побороть их. А боится жена, как выясняется, природы – и в первую очередь своей собственной. Супруги едут в лесной домик, в котором жена прошлым летом в обществе сынишки пыталась писать диссертацию о казнях средневековых «ведьм». Муж (Уиллем Дефо), похожий на хмурого Дэвида Боуи, пытается силой своего разума одолеть фобии жены. Он всеми силами старается спасти любимую жену, не понимая, что борется он с ветряными мельницами и что в лесу Эдем его личный упорядоченный космос столкнулся с вселенским хаосом. В этом адском лесу ежедневно гибнут тысячи детей - это дети дуба, жёлуди, падающие на крышу домика. Герой начинает догадываться, что и его ребёнок погиб не случайно, а не иначе, как по дьявольскому промыслу, и тогда адская природа в лице главной героини нападает на героя, бьёт его поленом по животворящему детородному органу, а затем пробивает в ноге дыру и привинчивает тяжёлую деталь какого-то станка. Развязка: под сводами сатанинского храма, у престола Антихриста собираются человек (женщина), огнегривый лис, исполненный очей олень и ворон небесный с незабываемым взором. Мужественный герой, напоминающий под конец уже не Дэвида Боуи, а Терминатора, вырывает железку из ноги и убивает одержимую жену. Но когда он, хромая, выходит из леса - на опушке его встречает сонм безликих женщин.
    В конце фильма надпись на экране сообщает, что фильм посвящён Андрею Тарковскому. Голос зрителя в кинозале: надо посмотреть в яндексе, что это за чувак.

    Напомним читателю, о чём заявлял Ларс фон Триер в манифесте «Догма-95»:

  1. Съёмки должны происходить на натуре. Нельзя использовать реквизит и декорации (если для фильма необходим специальный реквизит, съёмки должны происходить там, где этот реквизит изначально находится).
  2. Музыкальное сопровождение не должно идти отдельно от изображения или наоборот (музыка не может звучать в фильме, если она реально не звучит в снимаемой сцене).
  3. Камера должна быть ручной. Любое движение или неподвижность диктуются только возможностями человеческой руки (фильм не может происходить там, где установлена камера; наоборот, съёмка должна происходить там, где разворачивается фильм).
  4. Фильм должен быть цветным. Специальное освещение не разрешается (если для съёмок слишком мало света, одна лампа может быть прикреплена к камере, в противном же случае сцена должна быть вырезана).
  5. Оптические эффекты и фильтры запрещены.
  6. Фильм не должен содержать мнимого действия (убийства, стрельба и тому подобное не могут быть частью фильма).
  7. Сюжеты, где действие происходит в другую эпоху или в другой стране, запрещены (действие должно происходить здесь и сейчас).
  8. Жанровое кино запрещено.
  9. Формат фильма должен быть 35 мм.
  10. Имя режиссёра не должно фигурировать в титрах.

Из перечисленных пунктов в «Антихристе» соблюдается, пожалуй, только седьмой - про запрет других эпох и стран. А вот в преамбуле манифеста можно обнаружить кое-что, сохранённое фон Триером до наших дней: «Дисциплина — вот наш ответ; надо одеть наши фильмы в униформу, потому что индивидуальный фильм — фильм упадочный по определению! … «Догма 95» выступает против индивидуального фильма, выдвигая набор неоспоримых правил…». Режиссёра по-прежнему не интересуют конкретные люди – персонажи его фильмов; все его герои - лишь марионетки, призванные продемонстрировать авторские концепты. Никакой лирики. Самый факультативный и произвольный компонент его фильма &‐ главные (и единственные) герои. Их могло бы быть не двое, а четверо, героиня могла бы быть не худенькой шатенкой, а полной блондинкой, герой – не серьёзным психотерапевтом, а весёлым физиком – посредством других героев можно было бы ничуть не хуже воплотить те же библейские мотивы, голливудский хоррор и членовредительский эпатаж. Автор откровенно манипулирует зрителем, бьёт по больным местам, талантливо и расчётливо вбивая в уши и глаза зрителей свои маниакальные теории.

 

 

Источник: Виталий Серов, специально для ВШРиС