Skip to Content

Интервью с Верой Зелинской

"В КИНО ВРАСТАЮТ ДУШОЙ" - художник кино Вера Зелинская о призвании, Германе-старшем и Сокурове.

Осенью студентам Высшей школы режиссёров и сценаристов посчастливилось побывать на встрече с лауреатом Государственной премии РФ, заслуженным художником РФ Верой Евгеньевной Зелинской.  Вера Евгеньевна работает на киностудии "Ленфильм" с 1964 года. Она художник-постановщик таких фильмов, как "Тихие страницы", "Восточная элегия", "Мать и сын" Александра Сокурова, "Про уродов и людей" Алексея Балабанова, "Дневник его жены", "Космос как предчувствие", "Край", "Матильда" Алексея Учителя, "Чужая Белая и Рябой", "Анна Каренина" Сергея Соловьева, "Барак" Валерия Огородникова и многих других.

В газете Союза кинематографистов опубликовано чудесное интервью с Верой Евгеньевной. Приводим несколько фрагментов этой беседы. 

***
Никогда в молодости не мечтала о работе в кино. Обожала театр. Мечтала о профессии театрального режиссера. Моим кумиром был Георгий Александрович Товстоногов. Да что говорить, все мои ровесники обожали БДТ! Бегала «на входной билетик» несколько раз в неделю. Все спектакли отсмотрены десятки раз. Сейчас в это трудно поверить, потому что жизнь стала другой и интересы молодежи другие. А тогда, в начале шестидесятых, могла позволить случаю, просто случаю, перевернуть мою жизнь, повернуть в кино.

***
Помню свой первый фильм в качестве кинобутафора – «Седьмой спутник» режиссеров Григория Аронова и Алексея Германа-старшего. Да, это была первая картина Германа, его приход в кино после работы в театре! А мне доверили построить и превратить в исторический квартал Петербурга угол Фонарного переулка и канала Грибоедова. Я с рабочими мостила улицу резиновыми булыжниками, засыпала землей, поливала водой, и забрасывала сеном – оживляла прошлое! Прошлое прорастало через привычную прозаичную жизнь середины шестидесятых: месили грязь стоптанные солдатские ботинки; ехали, залихватски подбоченясь, Ваньки на пролетках; у афишных тумб читали по слогам очередные большевистские воззвания сбежавшие с фронтов солдаты в рваных шинелях. Это было чудо! Но это была и жизнь – настоящая жизнь, только прошлая, которую думалось, что не воротишь, а она – вот тут...

Мои коллеги не дадут соврать: с каким трепетом все, включая нас, киношников, провожали на «войну» новобранцев на съемочной площадке! Играл «Марш Славянки» духовой оркестрик. Девушки кидались на шеи уходящим на смерть мальчикам. Бабы голосили. Дымил паровоз, и с последним свистком, с последним вагоном сжималось сердце и слезы застилали глаза. И не важно, сколько дублей! Ты живешь в созданном тобой мире. Ты страдаешь вместе с героями фильма.

Это удивительное ощущение сопричастности жизни и участия в ее создании... Это счастье дается только киношникам! Лишь работая в кино, все это можно испытать. Поэтому в кино врастают душой. И не могут оторваться уже никогда. Так я вросла и прошагала сквозь фильмы, на которых работала. Много картин, много миров, созданных, прожитых и пережитых. Разве я могу назвать свою жизнь работой! 

А какую радость испытываешь, когда в декорацию входит актер! В подсознании понимая, что находится в павильоне, в искусственно созданном мире, он вдруг спрашивает: «Вера Евгеньевна, а кто раньше жил в этой квартире?». Отвечаю, улыбаясь: «Да, собственно, такой же профессор, как вы!». – «Да? Я так и подумал! Я теперь понимаю, как нужно его играть!».

***
Виктор Сухоруков заходит в декорацию и со свойственной ему экспансивностью кричит: «Верочка! Как мне здесь нравится! Я хотел бы здесь жить!». Это на фильме «Про уродов и людей».

Разве это не счастье? Не все сделано твоими руками, но все головой! Все прочувствовано, пережито. И это чувствует актер, чувствует зритель. Его не нужно уговаривать поверить. Он уже верит. Он твой. 

***
Кстати, о любви. Мой учитель и друг по кинематографу Марксэн
Гаухман-Свердлов мне говорил: «Когда начинаешь фильм с новым режиссером, постарайся его полюбить. Без любви к режиссеру работать над фильмом невозможно». И это истинная правда, потому что кино создает семья. Не коллеги единомышленники, а семья! И общение с режиссером должно происходить не на словах, а на тончайших самоощущениях. С полуслова, полувзгляда рождается мир, который тебе доверил режиссер. Который он на самом деле хочет увидеть, оживить.

***
Александр Николаевич Сокуров дал мне веру в свои силы. Научил, что художник может сделать все; главное, прочувствовать зачем, а как – само произойдет. Обожаю создавать миры и оживлять пространства. Чувствуешь себя всемогущей.

***
Профессия кинохудожника – это не работа. Тяжелый труд, но труд счастливый! Вы видите перед собой счастливого человека, который никогда не работал, а только получал удовольствие.

Полная версия интервью доступна на сайте https://unikino.ru/газета-ск-новости/

 
Дата новости: 
04/01/2020