Skip to Content

Я не хочу, чтобы кинематограф считали вульгарным

Андрей Тарковский - про правило 10 минут, создание собственного мира и право кинематографа быть сложным.

Я уже как-то говорил о том, что отношу себя к режиссерам, которым нравится не столько реконструировать окружающую действительность перед объективом аппарата, сколько создавать свой собственный мир. Причем я отлично знаю, что если через десять минут зритель не будет моим, то он не будет моим уже никогда. Но я не хочу никого переубеждать. Я хочу иметь дело с людьми, с которыми мы друг к другу предрасположены априори. И это выясняется в первые десять минут. Почему в кинематографе зритель требует, чтобы его развлекали, и, если его не развлекают, он уходит, считая время и деньги потерянными?.. А ведь те же люди не позволяют себе, топая, уходить с концерта из Большого зала Консерватории в Москве или из другого филармонического концертного зала, когда там исполняют Баха, Моцарта или что-то еще очень серьезное. Они отражают традиции этого искусства и знают, что существует музыка, которую они могут не понять, почему же в кинематографе все должно быть постно? Я не хочу, чтобы кинематограф считали вульгарным, дешевым зрелищем. Он имеет право на сложность, как всякое другое искусство.

Мне всю жизнь внушали мысль о том, что мои картины никто не смотрит. Люди, от чьих слов многое зависит, прямо мне говорили: "Народ ваши картины смотреть не будет". Они так рассуждали: "Если нам это не понятно, то каково бедному народу смотреть такое?" Но мое уважение к зрителю равно моему уважению к самому себе. Ведь что такое чувство собственного достоинства? Это уважение достоинства других. Основываясь на этом, я и работаю.

Встреча с членами народной киностудии "Юность" в 1981 году в Ярославле.
"Экран", 1990 год.

Дата новости: 
12/02/2019
Фотоотчет: