Skip to Content

Сложная история "Простого случая"

В период зарождения немого кино, диалог был и в «немом» сценарии, но он был в виде надписей (титров) на экране. Титры появились в кино не сразу, и функция их со временем существенно менялась: они использовались как замена звуковой речи, как средство изложения сюжета и связывания отдельных сюжетных фрагментов и т.д. Со временем титры были осмыслены как эстетически важная часть фильма, они специально оформлялись и были прописаны в сценарии.

Однако в условиях быстрого количественного и качественного роста кинопродукции очень скоро заявил о себе усиленный спрос на кинодраматургические произведения. Эйзенштейн выдвигает понятие «эмоционального сценария», полноценного в плане литературно-словесного изложения. Как утверждал Эйзенштейн в статье «О форме сценария» (1929 г.), «Сценарий — это шифр, передаваемый одним темпераментом другому».

Первым, осуществившим эти положения на практике, был начинающий литератор Александр Ржешевский. В своем сценарии «Очень хорошо живется», по которому Всеволод Пудовкин снял фильм «Простой случай» (1930 г.), Ржешевский излагал события будущего фильма в форме романтической новеллы, написанной патетическим языком, с лирическими отступлениями и рассуждениями «от автора».

За период 20-30 х годов в советском кинематографе проделана большая новаторская работа по нахождению форм сценарного письма. Однако именно это и заложило фундамент советской кинодраматургии как особой области кинематографического и литературного творчества.

Дата новости: 
09/08/2018
Фотоотчет: